Romans

(no subject)

Упомянул в фейсбуке Мицубиси Аутлэндер - что мол звучное название.
На что АСБ заметил, что Ауслендер был такой теакритик и драматург.
Пришлось мне отреагировать так:

lemuel55
Саша много читал Ауслендера
(Был такой, говорят, драматург)
А еще про Остапа блять Бендера,
Коий был проходимец и юрк.

АСБ
Саша много читал Ауслендера,
много пестовал Васек и Мурк,
погружного купив себе блендера,
был доставлен в одну он из дурк.
на Удельную иль на Потешную –
мы не знаем о том ничего.
грянем, братцы же, песнь безутешную
да про злую судьбину его.

Я в кулинарии не очень… Неужели приобретение погружного блендера – это признак безумия?

Драгоценный мой читатель!
Слушай! трепетно внимай:
Сердцевиновыниматель
Для компотов применяй.
Romans

(no subject)

Оч. красивое слово – реальгар.
Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по телику услышал.
Romans

(no subject)

Покойный Жванецкий как-то молвил, что господство Америчьки зиждется не на пром. производстве и не на воор. силах, а на КИНО.
Это он прав. Кино амерское, в лучшие годы - мощь неистовая, неодолимая.
Но это в лучшие годы.
Romans

(no subject)

Привет ЖеЖешники! С Новым годом всех, кто еще тута!

Ведь, как сказал поэт:
По рюмочьке
по маленькой
тирлим бом бом
тирлим бом бом

Желаю счастья.
Romans

(no subject)

Залгаллер (1920-2020) - ленинградский математик, фронтовик (1941-1945), от Ленфронта дошел до Вост. Германии.
Хорошо пишет.
Из самого конца книги "Быт войны":


...После лагерей проверки часть из них попадает сразу в наши войска. Попавший в мой взвод боец рассказывает, что выжил в плену потому, что попал на работы по разборке завалов после бомбежек немецких городов. «Мы в развалинах наложим в ведро масла, а сверху — картофельных очисток, и идем в лагерь. Часовой заглянет в ведро и скажет: «У-у, руссише швейне...» А как американцы пришли, я взял автомат и пошел по домам убивать тех, кто нас мучил. Я город хорошо знал... Тут меня привели к американскому коменданту. «Ты, — говорят, — ходишь людей убиваешь?» — «Я тех, кто нас мучил в лагере. Зол на них». А он мне: «Ну ладно, еще четырех убей и хватит». А потом — взяли в их часть. Я шел с ними и до американца в дома заходил, проверить — нет ли засады или мин. Они сами-то очень берегутся. Так и шли на восток»

*   *   *   *   *   *   *

Оформил демобилизацию. На узле связи мне на прощание телефонистки-немки испекли торт.
На обратном пути в Берлине остановился у тех же хозяев. Попросил их сходить на рынок, купить мне чемодан, постельное белье и скатерть. Пошел их сосед, молодой инвалид, по профессии художник-декоратор. Принес большой чемодан (шранк-кофр) и белье, в том числе очень красивую вышитую скатерть.
Пришли двое американских солдат. Один играет на рояле, а второй, я и этот декоратор танцуем с хозяйкой и ее подругами. Странная у американцев армия. Патрульный на «Виллисе» едет по городу и из ящика торгует сигаретами. На руке водителя несколько, тоже продающихся, часов. Американец говорит мне по-немецки: «Нам еще с вами предстоит воевать».
Все разошлись. Хозяйка, ее зовут Фрида Рихтер, говорит, что родилась в 1918 году, отсюда ее имя («Фриден» — мир). Имела двух детей-близнецов, умерли в эту войну. «Вам, русским, хорошо. Вы — свободные».
В Бресте пересадка. Толпы ждущих эшелона. У меня на этот раз груз — чемодан и велосипед. Отпускники поданный (видимо, не для них) пустой эшелон берут штурмом, заваливают вещами. Комендант кричит машинисту: «Пошел, увози скорей этих бандитов». И мы уезжаем.
Едем через Минск. Пустое место, палочка с надписью «МИНСК», как писали «МИНЫ». Разбитый город где-то рядом. Вокруг палочки с надписью «МИНСК» виден только нищий вокзальный рынок.
И я дома, у заботливой мамы. Война кончилась.
Первое время не могу понять, почему вокруг никто не умирает. Мозг упорно перебирает варианты: «Если этот умрет, надо то-то поручить тому-то...» Это прошло у меня только года через два. Я думаю, что пришел с фронта слегка ненормальным.
Может быть, поэтому память меньше сохранила то, что было в войне повседневностью: ненависть к фашизму, тяжесть существования в невозможных условиях, потрясения тяжелых боев, привычку носиться среди разрывов, связывая провода. Зато остались в памяти люди. Много людей. В большинстве хорошие. (Плохие помнятся как досадное исключение.) Помнятся хорошие, очень хорошие.
От их имени я живу.
Romans

так... из "войны и мiра"

«Жители Москвы!
«Несчастия ваши жестоки, но Его Величество Император и Король хочет прекратить течение оных. Страшные примеры вас научили, каким образом он наказывает непослушание и преступление. Строгие меры взяты, чтобы прекратить беспорядок и возвратить общую безопасность. Отеческая администрация, избранная из самих вас, составлять будет ваш муниципалитет или градское правление. Оное будет пещись об вас, об ваших нуждах, об вашей пользе. Члены оного отличаются красною лентою, которую будут носить через плечо, а градской голова будет иметь сверх оного белый пояс. Но, исключая время должности их, они будут иметь только красную ленту вокруг левой руки».

И еще:

ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ.
«Вы, спокойные московские жители, мастеровые и рабочие люди, которых несчастия удалили из города, и вы, рассеянные земледельцы, которых неосновательный страх еще задерживает в полях, слушайте! Тишина возвращается в сию столицу, и порядок в ней восстановляется. Ваши земляки выходят смело из своих убежищ, видя, что их уважают. Всякое насильствие, учиненное против их и их собственности, немедленно наказывается. Его величество император и король их покровительствует и между вами никого не почитает за своих неприятелей, кроме тех, кои ослушиваются его повелениям. Он хочет прекратить ваши несчастия и возвратить вас вашим дворам и вашим семействам. Соответствуйте же его благотворительным намерениям и приходите к нам без всякой опасности. Жители! Возвращайтесь с доверием в ваши жилища: вы скоро найдете способы удовлетворить вашим нуждам! Ремесленники и трудолюбивые мастеровые! Приходите обратно к вашим рукоделиям: домы, лавки, охранительные караулы вас ожидают, а за вашу работу получите должную вам плату! И вы, наконец, крестьяне, выходите из лесов, где от ужаса скрылись, возвращайтесь без страха в ваши избы, в точном уверении, что найдете защищение. Лабазы учреждены в городе, куда крестьяне могут привозить излишние свои запасы и земельные растения.
Romans

(no subject)

Пустячьный вопрос: Что делает Пьер Безухов на протяжении всего романа? То есть, What does he do for work?

Ответ оч. простой: он НИЧЕГО не делает.
Диккенсовский идеал!