lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

Categories:

дилетантскоэ об обсценном

Известно, что шекспировские герои часто ругаюцца, произносят непристойные слова - для вящшаго комического эффекта.
Вот простолюдин приносит Клеопатре змею для самоубийства - и выражаецца при этом. Смешноэ накануне трагического.
Или сэр Джон Фальстаф в беседе с важным и грозным Верховным судьей. Ему одно, а он другоэ - и материцца при этом.
При переводе (а переводы делались в советское, очень целомудренное время) грубости смягчались, и получалось как-то так:

 


Простолюдин:

But truly, these same whoreson devils do the gods great harm in their women, for in every ten that they make the devils mar five.

Ну и гадит же богам это поганое отродье, черти. Не успеют боги сотворить десяток женщин, ан глядь – черти уже и совратили пяток.

 

Фальстаф:

And I hear, moreover, his Highness is fall’n into same whoreson apoplexy.

И я слышал, между прочим, что с его высочеством опять приключилась эта подлая апоплексия.


Очень возможно, что в нынешнее продвинутое время слово whoreson переведено правильно - словом на букву Ё или Б. Не худо бы. А то ведь доходило до крайностей: даже в прекрасном переводе Пастернака тот же лорд Верх. судья вместо "Дурак ты старый!" говорит "Вы неисправимы!"
Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments