lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

из известной исторической книшки

...Спустя некоторое время после смерти Августа в мои  руки попала уникальная книга  из его  личной  исторической  библиотеки. Она  называлась «Сивиллины диковины: исключенные из канона пророчества, сочтенные жрецами Аполлона поддельными». Стихи были переписаны прекрасным почерком Августа, с теми типичными для него ошибками, которые он сперва делал по  невежеству, а затем  не исправлял из гордости. 

Большая  часть этих стихов, судя  по всему, не произносилась ни одной из сивилл, в экстазе или без него,  и была сочинена безответственными людьми, которые желали прославить себя и свой род или навлечь проклятье  на род соперников и для того приписывали божественное происхождение собственным фантастическим  вымыслам. Я заметил,  что род Клавдиев больше всех усердствовал по части таких подделок. Однако я нашел там два или три стихотворения, судя по их языку, сравнительно старых и, по-видимому, действительно  вдохновленных богом, которые  Август, чье слово было законом для  жрецов  Аполлона,  не включил  в канон  из-за  их вполне ясного  и устрашающего смысла. У меня нет более этой книжицы. Но я помню слово в слово – да его и невозможно забыть – самое поразительное из этих, несомненно подлинных, предсказаний, записанных как по-гречески, так и, подобно  большей части ранних пророчеств в каноне, в приблизительном  переводе на латынь. Вот как оно звучит:

 

     Минует век с Пунических войн –

     К лохматому в рабство Рим попадет.

     Лохматый сей, впрочем, будет лыс.

     Одним он муж, а другим – жена.

     Ему гарцевать на коне без копыт,

     А жизни лишит его сын не сын,

     И встретит он смерть не в бою.

 

     И к власти придет лохматый второй,

     Лохматому первому сын не сын.

     Лохматый сей впрямь будет лохмат.

     Он сделает мраморным глиняный Рим,

     Но цепью невидимой свяжет его.

     Погубит его жена не жена,

     И рад будет гибели сын не сын.

 

     Лохматый третий к власти придет,

     Второму лохматому сын не сын.

     И грязью покрыт, и кровью облит,

     Лохматый сей, впрочем, будет лыс.

     Победы и беды увидит с ним Рим.

     А гибели рад будет сын не сын,

     С подушкой вместо меча.

 

     Четвертый лохматый к власти придет,

     Лохматому третьему сын не сын.

     Лохматый сей, впрочем, будет лыс.

     Кощунства и яды увидит с ним Рим,

     Погибнет же он от удара коня,

     Что в детстве его носил.

 

     Лохматый пятый к власти придет,

     Он к власти придет, не желая ее.

     Его недоумком считают вокруг.

     Лохматый сей впрямь будет лохмат.

     Он воду даст Риму и хлеб зимой,

     Погубит его жена не жена,

     И рад будет гибели сын не сын.

 

     Шестой лохматый к власти придет,

     Лохматому пятому сын не сын.

     Он даст Риму пляски, пожар и позор,

     Родительской кровью себя запятнав.

     Лохматый седьмой не придет никогда.

     Кровь хлынет из гроба ручьем.

 

Августу, должно  быть,  было ясно,  что первый  из «лохматых»,  то есть Цезарь  (ведь  слово «цезарь» означает «волосатый»), – его  двоюродный дядя Юлий, усыновивший  его. Юлий был  лыс и прославился своим блудом – равно с женщинами и с мужчинами; его боевой конь, как гласит молва, был чудовищем  с человеческими ступнями вместо копыт. Юлий вышел живым из многих боев и погиб наконец в сенате от руки Брута. А Брут, хотя и считался сыном другого человека, был внебрачным сыном Юлия. «И ты, дитя?» – сказал Юлий, когда тот бросился на него с кинжалом. О Пунических войнах я  уже писал. Во  втором из цезарей Август наверняка узнал себя. И действительно,  глядя под конец жизни на великолепные храмы и  общественные здания,  воздвигнутые на месте прежних по его указу, и думая о том, как он всю жизнь старался укрепить и прославить Рим, Август похвалялся, что получил Рим глиняным, а оставляет его в мраморе. Но тех вещих строк, что касались его смерти, он, по-видимому,  или не понял, или не поверил им, однако совесть не позволила ему уничтожить стихотворение.

Кто были третий, четвертый и пятый «лохматые», станет ясно из моей истории, и я действительно буду недоумком, если, считая, что до сих пор прорицание во всех подробностях отвечает  истине,  не узнаю шестого «лохматого» и  не порадуюсь за Рим, что шестому не наследует седьмой.

 - Р. Грейвз


Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments