April 8th, 2010

Romans

(no subject)

Люблю иногда пересмотреть "Ватерлоо". Ублажая глаз свой, и нередко терзая уши.
Начиная со вступительных титров - что мол О. Уэллс в роли Луи XVIII.
Потом, когда кто-то - да хоть Даву - обращается к Напе "монсеньёр", а через неск. секунд - уже "мсьё".
Вскоре кто-то обращаецца к нему же уже "сэр!"
За такое при Сталине расстреливали. Шутка.
А вы говорите - киргизы.
Romans

(no subject)

На шоссе из Смоленска в Катынь большой рекламный щит "СМОЛЕНСКИЙ КРАЙ - ЗЕМЛЯ ПАТРИАРХА"...
Да это мелочь - патриарха так патриарха, им там виднее. Другое дело, что сам город С., по свидетельству очевидцев, несколько запущен. А странно - находится вроде бы на важных оживленных торговых путях из варяг в греки  Мск в Европу. И вообще рядом с южной столицей...
О нем как-то и СМИ ничего не сообщают...
Romans

горчев

...После полуночи из Чорного Пруда, в котором не отражается даже луна, вылезают Писатели, умершие от водки. Они собираются вокруг сияющего магазина и смотрят внутрь, облизываются. Еще они стонут, сначала тихо, а потом все громче и громче, пока у продавщицы не встанут дыбом волосы. Тогда она выносит на крыльцо бутылку самой дешевой водки и разбивает ее об асфальт. Мертвые писатели тут же набрасываются на эту Мертвую водку, каждому достается грамм по семь, не больше, но им много и не надо. Через пять минут они уже лыка не вяжут и каждый рассказывает как видел сталина или брежнева или фурцеву – это кому как повезло, только никто друг друга не слушает, поэтому получается один галдеж. Еще через десять минут Мертвые Писатели начинают клевать носами и шатаясь идут назад к Пруду, валятся там с откоса прямо в ботинках и храпят до следующей полуночи. Многие из них уже даже не помнят, где их могилка на переделкинском кладбище.


_____________________________________________________________________________________
Заодно уж: Дм. Фурманов приступал к роману "Писатели"... Едва начав, он выдал в какой-то газетине или журнале текст под названием "Как зачались "Писатели"", где сообщает, что намерен отразить быт "рядовой писательской массы".