April 23rd, 2010

Romans

из мудрейшего ибн-туфейля: das selbst

Уяснив, что самость его не тождественна вот этой постигаемой им посредством чувств кожей обтянутой плоти, он и вовсе перестал обращать на свое тело какое-либо внимание и начал думать об этой благородной самости, с помощью которой ему удалось постичь то благородное бытийно необходимое сущее. Поразмыслив, может ли благородная самость его погибнуть либо исчезнуть, обратившись в ничто, он пришел к выводу: уничтожение и исчезновение суть нечто, свойственное телам и выражающееся в том, что последние, сбрасывая одну какую-нибудь форму, облачаются в другую. Так, к примеру, обстоит дело с водой, обращающейся в воздух, с воздухом, становящимся водой, с растениями, превращающимися в прах или пепел, и с прахом, претворяющимся в растения. Все это означает уничтожение. Что же касается предмета, который не является телом и, будучи отрешен от всего телесного, для существования своего не нуждается в теле, то уничтожение его есть нечто совершенно немыслимое.
Romans

памятник

Узнал, что в г. Альхесирас не так давно поставлен памятник аль-Мансуру (не другому, к-рый меценат, а тому), к 1000-летию его смерти.
Им виднее. Но ведь и нам можно поставить памятник Батыю или Узбеку где-нибудь в г. Астрахань.

Шутка. У нас и Ивану Великому с Софьей нет приличного памятника.