May 12th, 2010

Romans

учебник русского языка: поток сознания

«И наша бригада часто говорит:

- Не бетономешалка, а профессор Шульц – лучший друг бетонщика.»

С этим я согласен. Не железка главное, а человек, не порох, а те, кто его выдумал, тэсэзэть.

Шульцы, впрочем, бывают из Вост. Блинска, а бывают и из Западного.
Тут вспоминаецца Датч Шульц, например, да и Эйб Ландау , заодно уж и Лепке Бухалтер. Тоже своево рода профессора... и романьтики...
Romans

так просто

Захотелось написать пару пустяков о перестройке, о Беспримерном Времени.

Хотя это щас почти никому не интересно. А кто и вспоминает то время, то каждый по-своему.
Ну и я по-своему. Вот как-то включаю ТВ (22 августа 1991 г.) Шествие с громадным трехцветным полотнищем, и новая власть, Ельцин и др., на каком-то возвышении. И среди этой власти нет известного демократа Никиты Михалкова! Что за незадача, подумал я.
Вечером того же или след. дня снова включаю ТВ - а там Никита жалуецца - чуть не со слезами на глазах, с дрожью в голосе! - что его не пустили туда, постоять рядом с.
(Что и понятно: вся семейка за многие десятилетия успела крепко заколебать немалую часть прогрессивной публики; к тому же присутствие Никитки обозначило бы преемственность нового режима со многими предыдущими, сталинским в том числе).
В общем, не поняли в те дни Никиту Сергеевича. Более того: спустя какое-то время показывают по телику собрата его, Меньшова, нетрезвого, с бокалом в руке, и он говорит неприятные вещи.
Что мол Михалков за деньги готов снимать что угодно, что-то в этом роде.
В той же передаче появляется и Никита, и ему передают слова коллеги.
- Меньшов? - с яростью переспросил он. - А КТО ЭТО ТАКОЙ?
Romans

беспримерное время: 5К

5К - это не Взгляд и не До и после полуночи, это было что-то совсем питерскоэ, культурноэ, длинноэ, мудреноэ, блекловатоэ, без визгов и причитаний. (На то были 600С). Надоевший ленин-гриб, вообще курехинские штуки - это исключение. Всё было как-то так:

…На Ленинградском телевидении собралась группа людей – Вадим Коновалов, Виктор Правдюк, Бэлла Куркова, Клара Фатова и я, которые чувствовали, что можно что-то сделать, но как – никто не понимал. И мы договорились, что каждый опишет свою идею, а дальше соберем худсовет и обсудим. И вот худсовет собрался, и я рассказала, чего я хочу. …Меня не понял никто. Они сказали: напиши то, что ты думаешь. Я написала. И опять не поняли, тогда я заплакала. И Вадим Коновалов сказал: слушайте, давайте дадим Наташе раз в жизни сделать то, что она хочет. В конце концов, она заслужила это, 20 лет работая на телевидении. Пусть сделает, пусть даже и провалится!

 

Collapse )