August 13th, 2010

Romans

исторический роман

Часы досуга я проводил в интеллектуальных, литературных беседах, которые всегда меня радовали. Помню, меня особенно заинтересовала новая школа молодых поэтов, среди которых было немало выходцев из Цизальпинской Галлии, которая уже подарила миру Катулла. В моем штабе тогда появился юный Азиний Поллион, закончивший учебу в Риме, и он с величайшим восхищением отзывался о новом стиле, который, по его словам, разработали там. Один из его друзей, простой восемнадцатилетний юноша, которого звали, кажется, Вергилием, был сыном селянина из-под Мантуи. Поллион говорил, что у него потрясающие способности к стихосложению и что он собирается написать эпическую поэму о древних царях Альбы, то есть о моих предках.

Collapse )
Romans

ANNO DOMINI

Еще со вчерашнего дня хотелось написать слово "латвиец". Но просто так вроде бы глупо, поэтому привешу к нему что-нибудь приемлемое.
Паул-съ:


Romans

вечноэ

«В Аравии, пишут, холера. Быть может, в Россию придет, и тогда откроется много вакансий. Быть может, старик Глоткин помрет и я получу место бухгалтера. Живуч человек! Жить так долго, по-моему, даже предосудительно».

 

«А Клещев опять едва не угодил под суд: заложил еврею взятый напрокат фортепьян. И несмотря на всё это, имеет уже Станислава и чин коллежского асессора. Удивительно, что творится на этом свете!»

 

Вот как Робер Артуа был любимым созданием Дрюона, так и Клещев – пожалуй, любимый мой персонаж у Чехова. Как я завидую этому живому, бодрому, искрометному, совершенно неинтеллигентному человеку!