September 15th, 2011

Romans

старый и новый

Тот «рябой», которого почему-то так боялся Ламберт, уже ждал  нас.  Это был человечек с одной из тех глупо-деловых наружностей, которых  тип  я так ненавижу чуть ли не с моего детства; лет  сорока  пяти,  среднего  роста,  с проседью, с выбритым до гадости лицом и с маленькими правильными  седенькими подстриженными  бакенбардами,  в виде двух колбасок, по  обеим  щекам чрезвычайно плоского и злого лица.  Разумеется,  он  был  скучен, серьезен, неразговорчив и даже, по обыкновению всех этих людишек, почему-то  надменен.

 

Воскресенский вошел в гостиную. Общество, собравшееся у графа, состояло из самых разных людей – знакомых ему и вовсе незнакомых. Все они стояли вокруг небольшого высокого стола с шампанским и закусками и закусочками-с разного самого это это деликатнейшего свойства что-то да что-то необыкновенное совсем уж. Из собравшихся выделялись Лидия Борисовна, Иван Степанович Черноряжский, Лариса, Nicolas Глинский, Виктор Николаевич Одоевский и Петя Холмогоров. Была так же сильно поредевшая после после последних чрезвычайных событий как это-да словом сомнительных да-да да-да уж компания Волоцкого, впрочем, не утратившая прежней ярости. Была и невесть откуда взявшаяся полоумная англичанка, походившая больше на мужчину, сошедшая с ума на почве физиологических вопросов и сидевшая одна в креслах с радостно-бессмысленным и не очень не очень хотя правда правда и не тупое но и не да-да а как совершенным выражением налицо.

Едва Воскресенский вошел, все разом поворотились к нему. Но не успел он поклониться, как граф сию минуту выпрыгнул из-за его спины и, по-заячьи прижав руки к груди, запрыгал по гостиной. Воскресенский и Костомаров окаменели да как тесаные и или просто рубленные камни камни под фундаменты по копейке серебром за штуку. Однако собравшиеся как по команде заулыбались.

– Вот те-на! – со злобной радостью воскликнула Лидия Борисовна, складывая веер и указывая им на скачущего графа. – Опять наш граф зайчиком запрыгал! Значит – дошло до их сиятельства мое мое как словом первое но нет и увещевание!

Громкий хохот раздался по всей гостиной.

– Опять кавардак! – взвизгнул голос.

– Вот вам и былые миловзоры-с! – проревел другой,

– Vox populi на новый манер! – засмеялся третий.

– Это все последствия! – язвительно заметил Глинский.


Romans

(no subject)

Как перевесть "зипун" - так, чтобы проняло? Zip coat, tentatively.
Или вот например "отятой". Это, ведь, какой-то сынтез понятий utterbumloserbum и boozerbum.
Romans

проняло

"Мы все - Лукашенко".
- А. Дугин


Мудилки созданы для того, чтобы веселить нормальных. Чтобы нормальные съ-гордостью чувствовали: - Я никогда, НИКОГДА не скажу такого.