August 4th, 2012

pagnacco

вольная импровизация

бакхахи цхалши кхикхинебс

плакатом в облаках

на зипуне изношен репс

в томительных трудах

в очьках диоптриальный знак

меняется к плюсам

лягушек свежих завезли

вчера в универсам

из дальней франции пришел

экспресс париж-москва

на стогнах городов и сел

звучит их ква ква ква

их будет есть мечтатель-вор

а слушать будет плебс

оставим этот разговор

бакхахи кхикхинебс
Romans

(no subject)

Ребёнк в Изборске, болеть за своих на каких-то сражениях.
Спрашиваю, - Крест-то видела на могиле Трувора?
- Нет, там щас всё на ремонте.
Romans

старинноэ

Flute

У мужичка оч. длинные ноги и коротковатые руки; брючата съ-манжетами;  что же до его спутницы жизни, то грудь какая-то абитуриентская, лет на 17, а вот лицо (равно как, впрочем, и попка) - вполне подойдут какому-либо доктору исторических наук или рыночной торговке с 15-летним стажем. Впрочем возможно, что я, как Филипп Красивый, "ничего не понимаю в женщинах".
Сверху написано: "Резкие слова" - буквально "толстые" или "большие" слова. Вспомнились "большие мысли" проповедника из "О-ва д-ра Моро".

За картинку спасибо rodich2007.
Kremer

"Процесс"

18:50 Толоконникова (судья ее пытается прервать, но она продолжает говорить): «Это суд не над нами — над всей политической системой. Заявите отвод!» Самуцевич: «Путин сказал, что надеется, что суд вынесет правильное решение. Слушайтесь своего главного начальника хотя бы!» Алёхина: «Я говорила, что этот процесс унижает наше достоинство. Теперь я скажу, что это нарушает и ваше достоинство. Вам стоит заявить самоотвод».

18:47 Фейгин: «Я сам писал все эти законы. Я был депутатом Государственной Думы. Большего позора, чем этот суд, я никогда не видел. То, что вы сегодня сделали, уже ничего не исправит. Вы дали приказ не впускать свидетелей в здание суда, а потом — вывести из здания тех, кто успел пройти. Ваша ангажированность очевидна. Это не суд, а фарс и балаган. Отвод!»

18:20 Судья: «Вы саботировали процесс ознакомления с материалами дела, в связи с чем были ограничены сроки ознакомления. Вы должны были ознакомиться!» Адвокат Виолетта Волкова: «Я ознакомилась, не поняла!..» Ротвейлер снова лает, ничего не слышно. Волкова: «Ну уберите собаку!» Пристав: «Говорите потише — она не будет лаять!» Полозов: «Да задолбала уже». Суд: «Замечание за недопустимые выражения!» Полозов: «Суд мне не воспитатель, держите свое мнение при себе. На входе написано — нельзя с животными!» Конвойная: «Это не животное — это спецсредство

18:14 Ротвейлер устал. Лает каждые пять минут, прыгает, рвется с поводка. Никто уже не обращает внимания — защита и обвинение выразительно глядят друг на друга.