March 15th, 2014

Romans

Фёдор Кошкин - избранник судьбы

…Некоторым показателем настроения соответствующей среды может служить личное поведение "старца" (то есть, инока) Филарета Романова в пору появления самозванца на московских границах. Любопытно сравнение двух донесений о "государеве изменнике" старце Филарете его приставов – от ноября 1602 года и от февраля 1605 года. В первом пристав доносит о полном упадке духа Филарета: он желает смерти себе и своей жене и своим детям: "милые мои детки (причитает он) маленьки бедные осталися... лихо на меня жена да дети: как их помянешь, ино что рогатиною в сердце толкнет!., дай, Господи, слышать, чтобы их ранее Бог прибрал!" Прошло два года; в Сийский монастырь, где содержался Филарет, приходили, и летним и зимним путем, "проходом идучи, помолитися торговые люди тех городов", а иные люди приходили "из иных городов на житье" в монастырь. С этими "прихожими людьми" долетали до монастырской братии и до узника Филарета вести о мирских делах, о воскресшем Димитрии и междоусобии в государстве. И ожил узник в начале 1605 года: "живет старец Филарет не по-монастырскому чину (доносил его пристав в Москву), всегды смеется неведомо чему и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, как он в мире жил; и к старцам жесток". Монахам Филарет все грозил: они постоянно жаловались, что он "лает их и бить хочет"; к одному из них он даже "с посохом прискакивал"; "а говорит старцом Филарет старец: увидят они, каков он вперед будет". Надежда на волю и на мирское житье обуяла Филарета: монастырское начальство само поддалось его настроению, ослабило надзор за ним и оставило прежнее "береженье". Так было в феврале 1605 года, а летом этого года Филарет уже получил свободу от того самого самозванца, одно появление которого наполнило его светлыми чаяниями.

(С. Ф. Платонов) 

Romans

пустяковое

Несколько дней преследует меня вот что:

Свияжский был тоже знакомый. Он спросил, как поживает его чудак-приятель с молодою женой, и, осмотрев беглым взглядом непаристых лошадей и с заплатанными крыльями коляску, предложил дамам ехать в шарабане.

– А я поеду в этом вегикуле, – сказал он. – Лошадь смирная, и княжна отлично правит.


Дело в том, что мне сейчас по работе приходится сотни раз печатать или вставлять английское слово вегикул.