April 23rd, 2015

Romans

(no subject)

Это стихи не Анны Аптекарь, но что-то общее есть, по-моему:

Я надела темное платье
И монашенки я скромней:
Из слоновой кости распятье
Над холодной постелью моей.


Но огни небывалых оргий
Прожигают мое забытье,
И шепчу я имя Георгий -
Золотое имя твое!

Romans

дорогой владимир владимирович

Автопортрет прямолинейный, без экивоков.

Владимиров опустил свой стакан и посмотрел на Федора Константиновича, но не произнес ничего. Под пиджаком у него был спортивный свэтер с оранжево-черной каймой по вырезу, убыль волос по бокам лба преувеличивала его размеры, крупный нос был что называется с костью, неприятно блестели серовато-желтые зубы из-под слегка приподнятой губы, глаза смотрели умно и равнодушно, – кажется, он учился в Оксфорде и гордился своим псевдо-британским пошибом. Он уже был автором двух романов, отличных по силе и скорости зеркального слога, раздражавшего Федора Константиновича потому, может быть, что он чувствовал некоторое с ним родство. Как собеседник, Владимиров был до странности непривлекателен. О нем говорили, что он насмешлив, высокомерен, холоден, неспособен к оттепели приятельских прений, – но так говорили и о Кончееве, и о самом Федоре Константиновиче, и о всяком, чья мысль живет в собственном доме, а не в бараке, или кабаке.