June 7th, 2015

Romans

идеальный правитель

Рабочий кабинет герцога Орлеанского представлял собой одновременно кабинет политического деятеля, лабораторию ученого и мастерскую художника. Посреди комнаты стоял большой стол, покрытый зеленым сукном. Стол был завален множеством бумаг, среди них стояли чернильницы, лежали перья. На пюпитре находилась партитура начатой оперы, на мольберте – незаконченный рисунок, а на подставке стояла реторта, наполовину наполненная какой-то жидкостью. Регент отличался поразительной подвижностью ума, он мог с молниеносной быстротой переходить от сложных политических комбинаций к самым причудливым фантазиям в живописи, от самых отвлеченных расчетов в химии – к безудержно веселой или глубоко печальной музыке. Дело в том, что регент ничего так не боялся, как скуки, этого врага, с которым он постоянно боролся, никогда не достигая полной победы. Враг отступал перед работой, научными занятиями или развлечениями, но всегда оставался в поле зрения регента, подобно тем тучам, которые собираются на горизонте даже в ясный день и на которые моряк нет-нет да и обратит свой взор. Поэтому регент никогда не сидел без дела и всегда нуждался в самых разнообразных занятиях.

Как только регент вошел в свой кабинет, где два часа спустя должен был собраться совет, он направился к мольберту с начатым рисунком, который изображал сцену из «Дафниса и Хлои» (Одран, один из самых известных художников того времени, делал по заказу регента серию гравюр на этот сюжет) и принялся доделывать то, что не успел закончить накануне из-за пресловутой игры в мяч, начавшейся с неудачного удара ракеткой и закончившейся ужином у госпожи де Сабран. Но тут герцогу доложили, что его мать, принцесса Елизавета-Шарлотта, уже дважды спрашивала, можно ли его видеть. Регент, испытывавший глубочайшее уважение к своей матери, принцессе Пфальцской, велел сказать ей, что, если ей угодно его принять, он тотчас же поспешит к ней. Лакей вышел, чтобы передать этот ответ, а регент, занятый проработкой деталей своего рисунка, которые ему казались весьма существенными, отдался работе с воодушевлением истинного художника.

___________________________________________________________
Про него фильмец есть (Нуаре, Рошфор, Мариэль, Влади и др.) Я не смотрел, как-то не попалса мне, а надо.

Мелодия, сочиненная регентом Филиппом Орлеанским:



UPD: Да, и разумеется писатель Пушкин:
"Герцог Орлеанский, соединяя многие блестящие качества с пороками всякого рода, к несчастию, не имел и тени лицемерия".

UPD2: Фильмец "Пусть начнется праздник" посмотрел. Un peu illustratif :-)
Romans

(no subject)

Африканский рыцарь эпохи Пушкина.



Мне показалось, что у лошади ноги чуть-чуть слишком тонкие. Ну вот как на памятнике Жукову в г. Москва.
Romans

(no subject)

Д'Артаньяны бывают разные.
Прототип Боярского, Шарль Баатц, был в сущности чекист, выполнял спецоперации, и Маршалом Франции небыл. Это звание было присвоено его двоюродному брату (Пьер де Монтескью д'Артаньян) за честную службу при Мальплаке, где он отбивал "английской рати приступ шумный", противостоя герцогу Мальборо.