lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

Неготов рассуждать о том, что происходит на Украине сейчас. Но кое-что слышал о том, что происходило на Украине раньше.

Въ періодъ, слѣдовавшій за смертію Богдана Хмельницкаго, на лѣвой сторонѣ Днѣпра, остававшейся подъ управленіемъ гетмановъ, утверждаемыхъ московскимъ царемъ, катились одно за другимъ важныя историческія событія, которыя, однако, не отражались въ произведеніяхъ народнаго пѣсеннаго творчества. Избирались гетманы и теряли свой санъ всегда съ трагическимъ концемъ. Новые политическіе дѣятели смѣняли прежнихъ, занимая старшинскіе и другіе уряды, установлялись и отмѣнялись законоположенія и правительственныя распоряженія, а въ народныхъ пѣсняхъ обо всемъ этомъ нѣтъ почти и намека. Это оттого, что всѣми политическими дѣлами, обращающими на себя вниманіе историковъ, заправляли старшины генеральные и полковые съ своимъ гетманомъ во главѣ и съ ними значныя лица изъ козачества и отчасти изъ мѣщанства, а у нихъ были идеалы, совершенно противные народной массѣ.

Эту народную массу составляли: козацкая чернь или простые рядовики да мужики, или поспольство. Старшины и значные, хотя лично между собой часто враждебные, имѣли ту общую черту, что желали образовать въ Украинѣ новое панство, привиллегированный классъ, который бы повелѣвалъ остальнымъ народонаселеніемъ, хотѣли сложить въ своемъ отечествѣ, такъ сказать, вторую Польшу, а народу не могло быть ничего противнѣе этого. Народъ желалъ козачества всеобщаго, для всѣхъ равнаго, народъ не хотѣлъ, чтобъ существовало различіе между значнымъ товариствомъ козацкимъ и простыми рядовиками, между козаками и мужиками, между богачемъ и бѣднякомъ, истому украинцу хотѣлось, чтобъ каждый былъ собственикомъ той земли, которую обрабатывалъ, каждый могъ бы свободно располагать собою и своимъ занятіемъ, каждый былъ бы равенъ всякому другому. Такой идеалъ былъ намѣченъ въ 1648 году въ порывѣ возстанія противъ Польши и съ той поры оставался въ нравственномъ сознаніи народа. Но достичь его не могъ народъ, потому что каждый изъ того же народа измѣнялъ этому идеалу, какъ только обстоятельствами выдвигался впередъ надъ остальною массою; держались того идеала только тѣ, которые не могли чѣмъ-нибудь возвыситься надъ своими собратіями, которыхъ можно было назвать послѣдками въ общественномъ механизмѣ; а всякія проявлявшіяся попытки къ достиженію и водворенію такого идеала въ Малороссіи на административномъ языкѣ назывались бунтами: ихъ преслѣдовали и уничтожали старшины и значные, ихъ не одобряла и верховная московская власть, предоставлявшая Украинѣ управляться по войсковымъ правамъ войска Запорожскаго и по старымъ законамъ, бывшимъ въ силѣ до присоединенія края къ Московской державѣ. Для малороссійскаго народа чужими были всѣ гетманы войска Запорожскаго, сталкивавшіе, одинъ другаго, всѣ эти Выговскіе, Юрій Хмельницкіе, Сомки, Золотаренки, Бруховецкіе, Многогрѣшные, Самойловичи, Мазепы, – все это были навязанные ему господа, всѣхъ ихъ народъ не любилъ, всѣми былъ не доволенъ, никого изъ нихъ не жалѣлъ, когда постигала ихъ роковая судьба; народъ желалъ иной власти, сообразной своему идеалу, не отыскалъ ее ни въ своей средѣ, ни извнѣ и отыскать ее былъ не въ силахъ. Идеалъ его, никогда не осуществленный, остался только идеаломъ и притомъ неяснымъ. Народная пѣсенность не поминаетъ дѣйствительно существовавшихъ въ исторіи гетмановъ, но она величаетъ выдуманнаго народною фантазіею гетмана, никогда не бывалаго Ганжу Андыбера. Напрасно было бы строить догадки – не открывается ли подъ этимъ вымышленнымъ именемъ какое-нибудь историческое лицо. Такой личности не было въ дѣйствительности, но народу хотѣлось, чтобы такая личность была. Это – гетманъ, ненавидящій значныхъ и богатыхъ, пекущійся о бѣдномъ простомъ народѣ. Словно сказочный восточный халифъ, этотъ легендарный гетманъ шатается среди простаго народа въ образѣ бѣдняка, простака. О такомъ похожденіи существуетъ дума, извѣстная намъ по двумъ варіантамъ, доставленнымъ Кулишомъ Метлинскому и напечатаннымъ въ Сборникѣ пѣсенъ, изданномъ послѣднимъ.

<>

...Повторяемъ: такого гетмана, какъ Ганжа Андыберъ или Дендеберя не было въ Украинѣ, но такого гетмана желалъ себѣ черный простой народъ и такого создалъ себѣ въ своемъ воображеніи. Замѣчательно, что при этомъ въ думѣ не высказывается какой-нибудь утопіи общественнаго строя. Легендарный гетманъ только отколотилъ богачей. Бѣдняки ненавидѣли богачей и эта-то ненависть въ народной думѣ выразилась побоями, нанесенными двумъ изъ такихъ богачей гетманомъ Ганжею Андыберомъ. Этимъ и кончилась расправа съ ними. Такъ было и въ дѣйствительной народной исторіи. Бывали народныя возстанія, и тогда доставалось богатымъ и знатнымъ, но черезъ то не вырабатывалось для народа ничего опредѣленнаго, новаго. Изъ тѣхъ же бѣдняковъ и простаковъ выдвигались люди, которые дѣлались знатными и богатыми и въ свою очередь возбуждали зависть и ненависть въ себѣ своей бѣдной братіи. Такъ катилась жизнь внутри края. Одно только выработалось въ народномъ характерѣ. Бѣдняки не теряли сознанія своего человѣческаго достоинства и не всегда раболѣпствовали передъ знатными и богатыми, какъ того хотѣли послѣдніе; напротивъ, случалось, что гордились передъ ними своею бѣдностію.

(Костомаров)

Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments