lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

Categories:
Могут спросить: - Зачем ты, милый друг, вывешиваеш то и дело цитаты из надоевших с детства классиков? да и не по одному разу. Может это ты нас так просвещаеш?
- Да ну, что вы. Так... напоминаю. Себе, ну и вам... Вообще приятно перечитать иногда.

-------------------------------------

...Но вдруг учитель с злодейской полуулыбкой обратился ко мне.
-- Надеюсь, вы выучили свой урок-с, – сказал он, потирая руки.
-- Выучил-с, – отвечал я.
-- Потрудитесь мне сказать что-нибудь о крестовом походе Людовика Святого, – сказал он, покачиваясь на стуле и задумчиво глядя себе под ноги. – Сначала вы мне скажете о причинах, побудивших короля французского взять крест, – сказал он, поднимая брови и указывая пальцем на чернильницу, – потом объясните мне общие характеристические черты этого похода, – прибавил он, делая всей кистью движение такое, как будто хотел поймать что-нибудь, – и наконец влияние этого похода на европейские государства вообще, – сказал он, ударяя тетрадями по левой стороне стола, – и на французское королевство в особенности, – заключил он, ударяя по правой стороне стола и склоняя голову направо.
Я проглотил несколько раз слюни, прокашлялся, склонил голову набок и молчал. Потом, взял перо, лежавшее на столе, начал обрывать его и все молчал.
-- Позвольте перышко, – сказал мне учитель, протягивая руку. – Оно пригодится. Ну-с.
-- Людо... кар... Лудовик Святой был... был... был... добрый и умный царь...
-- Кто-с?
-- Царь. Он вздумал пойти в Иерусалим и передал бразды правления своей матери.
-- Как ее звали-с?
-- Б...б...ланка.
-- Как-с? буланка?
Я усмехнулся как-то криво и неловко.
-- Ну-с, не знаете ли еще чего-нибудь? – сказал он с усмешкой.
Мне нечего было терять, я прокашлялся и начал врать все, что только мне приходило в голову. Учитель молчал, сметая со стола пыль перышком, которое он у меня отнял, пристально смотрел мимо моего уха и приговаривал: "Хорошо-с, очень хорошо-с". Я чувствовал, что ничего не знаю, выражаюсь совсем не так, как следует, и мне страшно больно было видеть, что учитель не останавливает и не поправляет меня.
-- Зачем же он вздумал идти в Иерусалим? – сказал он, повторяя мои слова.
-- Затем... потому... оттого, затем что...
Я решительно замялся, не сказал ни слова больше и чувствовал, что ежели этот злодей-учитель хоть год целый будет молчать и вопросительно смотреть на меня, я все-таки не в состоянии буду произнести более ни одного звука. Учитель минуты три смотрел на меня, потом вдруг проявил в своем лице выражение глубокой печали и чувствительным голосом сказал Володе, который в это время вошел в комнату.
-- Позвольте мне тетрадку: проставить баллы.
Tags: классика
Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.