lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

Categories:

старая польша

"Непрерывно подло срывают сеймы и сеймики, так что в течение 70 лет прошел только один обыкновенный сейм".

*   *   *   *   *   *   *   *   *   *
Шимон Конарский
ИЗ «ДОСТОВЕРНОЙ РЕЛЯЦИИ, КАКИМ ОБРАЗОМ И ПО КАКОЙ ПРИЧИНЕ БЫЛ СОРВАН ВАРШАВСКИЙ СЕЙМ» (1732 г.)

"Уже в течение нескольких недель (собирались выбрать маршалка...) и, вероятно, выбор должен был произойти на следующий день, но те, которые не хотели согласиться с раздачей булав, какую наметил король, собрались на совещание, после которого, вложив мне в карман по пятьсот червонных злотых, обязали меня, чтобы я непременно отыскал среди послов такого, который бы взялся сорвать и не допустить выбора маршалка. Всю ночь я ездил по Новому Свету, по Сольцу, по Велеполю, по Налевкам, по Праге; никто тогда лучше, чем я, не отведал варшавское болото...искал на самых грязных улицах, углах и избушках, чтоб он мог взяться за столь великое дело. Я говорил больше, чем с тридцатью послами, предлагал тысячу червонных злотых, обещал до трех тысяч... Ненужная (как мне тогда казалось) добродетель этих людей приводила меня в отчаяние,я их проклинал, поносил, бранил... О, я несчастный: Неужели этот проклятый сейм пройдет? Неужели будет избран маршалок? Когда я снова был около фары*... вижу стройного барчука; около него двое слуг, кажется, что я его видел в палате. А тогда все мне казались послами. Я его вежливо спрашиваю, не посол ли он. Отвечает: "К услугам милостивого государя, посол". - "Покорнейше прошу прощения, я хорошо ведь сам заметил в палате большую вашу активность, но теперь я так озабочен, так измучен, что сам не могу понять, что говорю". - "Прошу сюда, в кабачок, я пошлю за гданьской водочкой". Мы вошли... Выпиваем рюмочку за рюмочкой, завожу разговор: "Тут речь идет о гибели отечества, о спасении всех нас и т. д. Надо этот низкий и опасный сейм непременно сорвать, нет человека, который бы не понимал необходимости этого, но какой-то страх объял всех послов, я вас, милостивый государь, как только имел честь видеть вас в палате, заметил на вашем лице, и ваших глазах, на вашем лбе что-то героическое и клянусь, что у меня относительно вас появилась мысль: вот Ахилл, только он один сможет спасти отечество из крайней нужды". Я видел, что мой паренек принял это мое пророчество с большим удовольствием... "Вы правы, - ответил он, - я чувствую, что я отважен". И схватился за шпагу. "Не надо терять времени, - говорю, - вот случай спасти отечество, кажется начинается сессия; сжалься над нашей скорбной матерью и над всеми праведными. За ваш труд, милостивый государь, поскольку вам придется укрыться от суматохи на всякий случай, какую захочешь сумму, имею при себе, а если мало, - имею полномочие [дать], сколько захочешь". Юноша сконфужен и скромен; на мне [признаться] кожа дрожит, а вдруг он заломит сумму в несколько тысяч? Но галантный честный малый повел такую речь: "Это правда, что у тебя нет времени, но паны умеют много обещать, чтобы бедного юношу подвергнуть опасности, а потом призывают вытолкать его за двери. Я сам хорошо вижу необходимость того, что этот сейм должен быть сорван, но потом знаешь, какие бывают последствия от такого смелого поступка". Я его прерываю: "Нас пятьдесят человек, а мы сразу же со мной во главе позади вас, милостивый государь, с саблями наготове будем; нечего тебе вообще опасаться, из горла самого ада мы тебя, милостивый государь, вырвем". - "Это хорошо, - говорит, - но если ты мне, милостивый государь, тут на месте не отсчитаешь трехсот злотых, ничего из этого не будет". Тут меня озарило небесное сияние: "О благодетель, - восклицаю, - о спаситель отечества, о опора и поддержка свободы, о мой господин!". Но когда я взялся за карман, вдруг выскользнули у меня четыре пачки, и это сразу же мой быстроглазый дружок заметил; трудно было повернуть назад: "Ну, ну, - говорю отец отечества и благодетель мой, вот и больше; ты достоин многих тысяч миллионов за такую похвальную отвагу". Тут дал я ему четыреста червонных злотых. Только он разорвал пачки, чтобы убедиться, что это не медь, и высыпал их в карман, и, поклявшись мне именем Бога и т. д. и всею своею честностью и добродетелью, что он сорвет этот безбожный сейм, он побежал в палату, и я направился, чтоб учинить рапорт о своей миссии. Как вдруг он меня под Сигизмундом** догоняет. Волосы у меня встали, я весь омертвел, "О несчастье мое, неужели уже после всего..." А он мне шепчет на ухо: "Под каким предлогом я сорву сейм?" - "Ах, дорогой ты мой, да сто тысяч предлогов. Ведь ты сам говорил, что сам ты отлично понимаешь, что этот сейм необходимо сорвать". А мне, между тем, самому ничего сразу не приходит в голову... [Наконец] говорю: "Скажи, милостивый государь, так: ввиду того, что закон велит в первый же день избрать маршалка, а мы уже против очевидного закона несколько недель тратим на этот выбор, поэтому... я, протестуя против нарушения этого закона, выхожу!" Мой молодец несколько раз повторил мои слова, но никогда не мог досказать до конца и сказал, что "это слишком длинная речь, что следовало бы ее сократить". Я был-таки принужден повести моего ученика близко к господину Ройкевичу и там эту столь страшную цицероновскую речь написать"...
__________________________
*Фара = косьцёл парафьяльны
**Сигизмунд = Колюмна Зыгмунтовска

Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments