lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

Category:
Достойной альтернативой харассменту мог бы быть институт сватовства. Вот например как изображает классик:

Наконец Передонов и  Володин решили  итти  свататься. Оба  облеклись  в большой  наряд  и  имели  торжественный и  более обыкновенного  глупый  вид. Передонов надел  белый шейный платок, Володин – пестрый, красный с  зелеными полосками.
    Передонов рассуждал так:
     - Я сватать иду,  моя роль солидная  и случай  выдающийся,  мне надо  в белом галстуке быть, а ты – жених, тебе надо пламенные чувства показать.
     Напряженно торжественные поместились  Передонов на  диване,  Володин  в кресле. Надежда с удивлением смотрела на гостей. Гости беседовали о погоде и о новостях с видом людей,  пришедших по щекотливому делу  и  не знающих, как приступить к нему. Наконец Передонов откашлялся и сказал:
     - Надежда Васильевна, мы по делу.
     - По делу, – сказал и Володин, сделал значительное лицо и выпятил губы.
     - Вот о нем, – сказал Передонов и показал на Володина большим пальцем.
     - Вот обо мне,  – подтвердил и Володин и тоже показал большим  пальцем на себя, на грудь.
     Надежда улыбнулась.
     - Прошу вас, – сказала она.
     -  Я за него  буду говорить,  - сказал  Передонов, – он  скромный,  не решается  сам. А он человек достойный, не пьющий, добрый. Он  мало получает, но это наплевать. Ведь кому что надо, кому деньги, а кому  человека. Ну, что ж ты молчишь, – обратился он к Володину, – скажи что-нибудь.
     Володин склонил голову и произнес дрожащим голосом, как баран проблеял:
     - Конечно, я небольшое  жалованье получаю, но у меня всегда будет кусок хлебца.  Конечно, я  в университете  не был, но живу, как дай бог всякому, и ничего худого за собой не знаю, а впрочем, кому как  угодно судить. А я, что ж, собою доволен.
     Он развел руками, наклонил лоб, словно собрался бодаться, и умолк.
     - Так вот,  – сказал Передонов, – он человек молодой, ему  так жить  не следует. Ему надо жениться. Все ж таки женатому лучше.
     - Если жена соответствует, то чего лучше, – подтвердил Володин.
     - А вы, - продолжал Передонов, – девица. Вам тоже надо замуж.
     За дверью  послышался легкий шорох, заглушенные,  короткие  звуки,  как будто кто-то вздыхал или смеялся, закрывая рот. Надежда строго посмотрела на дверь и сказала холодно:
     -  Вы  слишком  ко  мне  заботливы, - с  досадливым ударением на  слове "слишком".
     -- Вам  не надо богатого мужа,  - говорил Передонов, - вы сама богатая. Вам надо такого, чтобы вас любил и угождал во всем.  И  вы его знаете, могли понять. Он к вам неравнодушен, вы к нему,  может быть, тоже. Так вот, у меня купец, а у вас товар. То есть, вы сами – товар.
     Надежда  краснела и кусала  губы, чтоб удержаться от  смеха.  За дверью продолжали  раздаваться  те  же  звуки. Володин  скромно  потупил глаза. Ему казалось, что дело идет на лад.
     - Какой товар? - осторожно спросила Надежда.- Извините, я не понимаю.
     - Ну, как не  понимаете! -  недоверчиво сказал Передонов. - Ну, я прямо скажу: Павел Васильевич просит у вас руки и сердца. И я за него прошу.
     За  дверью что-то упало  на пол и каталось, фыркая и  вздыхая. Надежда, краснея  от  сдержанного  смеха,  смотрела  на гостей.  Предложение Володина казалось ей смешною дерзостью.
     -  Да, - сказал Володин,  – Надежда Васильевна, я прошу  у  вас руки и сердца.
     Он покраснел, встал, сильно шаркнул ногою по ковру, поклонился и быстро сел.  Потом опять встал, положил руку  к  сердцу и сказал,  умильно глядя на барышню:
     - Надежда Васильевна, позвольте объясниться! Так  как я вас  даже очень люблю, то неужели же вы не захотите соответствовать?
     Он ринулся вперед, опустился перед Надеждою на колено  и  поцеловал  ее руку.
     -  Надежда  Васильевна, поверьте! Клянусь!- воскликнул  он, поднял руку вверх,  и  со всего размаху  ударил  ею  себя в грудь,  так что  гулкий звук отдался далече.
     - Что вы, пожалуйста,  встаньте! - смущенно  сказала Надежда,  - к чему это?
     Володин встал  и  с  обиженным  лицом вернулся к  своему месту.  Там он прижал обе руки к груди и опять воскликнул:
     - Надежда Васильевна, вы мне поверьте! По гроб, от всей души.
     -  Извините,  -  сказала  Надежда,  – я,  право,  не  могу.  Я  должна воспитывать брата, - вот и он плачет там за дверью.
     - Что ж, воспитывать брата! - обиженно выпячивая губы,  сказал Володин, – это не мешает, кажется.
     -  Нет, во всяком случае,  это его касается, – сказала Надежда, поспешно подымаясь, – надо его спросить. Подождите.
     Она проворно  выбежала  из гостиной, шелестя светло-желтым  платьем, за дверью схватила Мишу за плечо, добежала с  ним до его горницы  и там, стоя у двери,  запыхавшись  от бега и от подавленного  смеха,  сказала  срывающимся голосом:
     -  Совсем,  совсем  бесполезно просить,  чтобы не  подслушивал. Неужели
необходимо прибегнуть к самым строгим мерам?
Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments