lemuel55 (lemuel55) wrote,
lemuel55
lemuel55

уголок прозы

...I had seen him through one little affair, connected with a heathen idol, that had brought me to the doors of a lunatic asylum, and I had no desire to help him through further experiences. He was a man to whom unpleasantnesses arrived as do dinners to ordinary people.

Therefore I explained more clearly than ever that I liked him immensely, and would be happy to see him in the daytime; but that I did not care to sleep under his roof. This was after dinner, when Tietjens had gone out to lie in the verandah.

''Pon my soul, I don't wonder,' said Strickland, with his eyes on the ceiling-cloth. 'Look at that!'

The tails of two brown snakes were hanging between the cloth and the cornice of the wall. They threw long shadows in the lamplight.
 

 

'If you are afraid of snakes of course--' said Strickland.

I hate and fear snakes, because if you look into the eyes of any snake you will see that it knows all and more of the mystery of man's fall, and that it feels all the contempt that the Devil felt when Adam was evicted from Eden. Besides which its bite is generally fatal, and it twists up trouser legs.

'You ought to get your thatch overhauled,' I said.

'Give me a mahseer-rod, and we'll poke 'em down.'

'They'll hide among the roof-beams,' said Strickland. 'I can't stand snakes overhead. I'm going up into the roof. If I shake 'em down, stand by with a cleaning-rod and break their backs.'

I was not anxious to assist Strickland in his work, but I took the cleaning-rod and waited in the dining-room, while Strickland brought a gardener's ladder from the verandah, and set it against the side of the room.

The snake-tails drew themselves up and disappeared. We could hear the dry rushing scuttle of long bodies running over the baggy ceiling-cloth. Strickland took a lamp with him, while I tried to make clear to him the danger of hunting roof-snakes between a ceiling-cloth and a thatch, apart from the deterioration of property caused by ripping out ceiling- cloths.

'Nonsense!' said Strickland. 'They're sure to hide near the walls by the cloth. The bricks are too cold for 'em, and the heat of the room is just what they like.' He put his hand to the corner of the stuff and ripped it from the cornice. It gave with a great sound of tearing, and Strickland put his head through the opening into the dark of the angle of the roof-beams. I set my teeth and lifted the rod, for I had not the least knowledge of what might descend.

'H'm!' said Strickland, and his voice rolled and rumbled in the roof. 'There's room for another set of rooms up here, and, by Jove, some one is occupying 'em!'

'Snakes?' I said from below.

'No. It's a buffalo. Hand me up the two last joints of a mahseer-rod, and I'll prod it. It's lying on the main roof-beam.'

I handed up the rod.

'What a nest for owls and serpents! No wonder the snakes live here,' said Strickland, climbing farther into the roof. I could see his elbow thrusting with the rod. 'Come out of that, whoever you are! Heads below there! It's falling.'

I saw the ceiling-cloth nearly in the centre of the room bag with a shape that was pressing it downwards and downwards towards the lighted lamp on the table. I snatched the lamp out of danger and stood back. Then the cloth ripped out from the walls, tore, split, swayed, and shot down upon the table something that I dared not look at, till Strickland had slid down the ladder and was standing by my side.

He did not say much, being a man of few words; but he picked up the loose end of the tablecloth and threw it over the remnants on the table.

'It strikes me,' said he, putting down the lamp, 'our friend Imray has come back. Oh! you would, would you?'

There was a movement under the cloth, and a little snake wriggled out, to be back-broken by the butt of the mahseer-rod. I was sufficiently sick to make no remarks worth recording.

 

Мне  уже пришлось как-то помогать Стрикленду в одном  небольшом деле, связанном с  языческим идолом; меня это едва не довело тогда до психиатрической  больницы, и у меня  не было  ни  малейшего желания  снова помогать ему  в  каких-либо  его  розысках. Это был  человек,  для  которого ввергнуться во что-нибудь отвратительное так же естественно, как для другого сесть за обед.

     Поэтому я  со  всей откровенностью сказал ему, что очень его  люблю и в дневное время всегда буду рад его видеть, но что ночевать у него я больше не стану. Это было после обеда, когда Тьетьенс отправилась полежать на веранде.

     -- Ей-богу  же, меня  это  нисколько  не удивляет, – сказал Стрикленд, вглядываясь в натянутую на потолке парусину. – Смотрите!

     Между парусиной и карнизом  свешивались два  коричневых змеиных хвоста. Освещенные лампой, они отбрасывали на стену длинные тени.

     -- Конечно, если вы боитесь змей... – сказал Стрикленд.

     Я ненавижу  змей и боюсь  их; ведь стоит только заглянуть в глаза любой змеи, и вы увидите, что она знает все о  тайне  грехопадения, и даже больше, чем все, и что она полна к нам того презрения, каким был полон дьявол, когда Адама  изгнали из рая. К тому же укус ее обычно смертелен – она забирается под штанину и обвивается вокруг ноги.

     -- Вам не мешало бы починить  вашу крышу, -- сказал  я, – дайте-ка мне удилище подлиннее, и мы собьем их.

     -- Они спрячутся между балок,  – ответил Стрикленд. – Я не потерплю, чтобы у меня были змеи над  головой. Сейчас залезу наверх. Берите  удилище и стойте здесь, и если только я сброшу их, вы их прикончите.

     Мне не очень-то улыбалось быть помощником Стрикленду в таком деле, но я все же взял удилище и подождал, пока он не принес с веранды садовую лестницу и не приставил ее к стене  комнаты. Оба хвоста подтянулись кверху и исчезли. Слышно  было,  как змеи  стремительно  поползли  по  натянутой парусине, как зашуршали  их  длинные  тела. Стрикленд взял  с  собой  лампу, а я  все  еще старался  убедить  его,  сколь  опасно  охотиться на змей  между парусиновым навесом и  тростниковой крышей, не говоря уже об ущербе, который  он нанесет дому тем, что разорвет весь навес.

     --  Глупости! – воскликнул Стрикленд. – Не иначе  как они укрылись  у самой  стены. Кирпичи для них чересчур холодны, они  больше  любят комнатную температуру. – Он  взялся за  угол парусины и стал отдирать  ее от карниза. Раздался  громкий  треск  разрываемой  материи. Стрикленд просунул голову  в темное отверстие в углу под балками крыши. Я стиснул зубы и  поднял удилище, ибо даже не представлял себе, что может на меня оттуда свалиться.

     --  Ого! – вскричал Стрикленд, и голос его загремел и  загрохотал под крышей. – Да тут хватит места для другой такой же квартиры, и, черт возьми, в ней кто-то живет!

     -- Змеи ? – спросил я снизу.

     -- Нет.  Целый  буйвол.  Протяните-ка  сюда  мне  толстый конец  вашего удилища, и я его проколю. Лежит на центральной балке.

     Я протянул ему удилище.

     -- Раздолье-то какое для сов и всяческих гадов!  Неудивительно, что тут живут  змеи, – сказал Стрикленд,  взбираясь еще выше и  тыча куда-то концом удилища. Локоть его то появлялся, то снова исчезал в темноте.

     -- А ну-ка вылезай отсюда, кто ты ни есть! Голову берегите. Валю вниз.

     Я увидел, как парусина почти на середине комнаты оттопыривается, как что-то тяжелое стягивает ее все ниже  и ниже,  прямо над стоящей  на столе зажженною лампой.  Едва я успел схватить лампу  и отскочить в сторону, как с треском раздираемая на  части парусина сорвалась с карнизов,  заколыхалась и выбросила на  стол нечто такое,  на что  я не решался взглянуть до тех пор, пока Стрикленд не спрыгнул с лестницы и не кинулся ко мне.

     Он не стал пускаться в объяснения, ибо  по натуре был человеком немногословным; он только  поднял свисавший конец скатерти и прикрыл им то, что лежало теперь на столе.

     – Вот так штука, – сказал  он, ставя на пол лампу, –  наш друг Имрей вернулся. А, так это действительно ты?

     Под  скатертью что-то зашевелилось, и оттуда выползла маленькая змея; Стрикленд тут же прикончил ее толстым концом удилища. Я только смотрел  на все это и, помнится, ничего не сказал – очень уж мне было не по себе…

Перевод А. Шадрина

Subscribe

  • (no subject)

    Оч. красивое слово – реальгар. Также красивое слово – ламбрекен. К нему есть рифма собакéн (Canis familiaris). Недавно по…

  • трасса 66

  • (no subject)

    Сыксти-сыкс.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments