Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Romans

(no subject)

Будь здоров и благополучен и не бойся нефрита, которого у тебя нет и не будет. Ты умрешь через 67 лет, и не от нефрита; тебя убьет молния в Монте-Карло.
(Чехов – Сумбатову-Южину)

Турчанинова как то звонит Яблочкиной: – Шурочка, я тут мемуары затеяла писать! Так не припомнишь ли: я с Сумбатовым-Южиным жила?
(анекдот)
Romans

(no subject)

В годы Перестройки выскочило и навалилось много всего. В том числе Дневники Чуковского. Я отнесся к ним невнимательно, но вот эту запись запомнил:

21 ноября. <...> Так как, свергнув Хрущева, правительство пребывает в молчании — и обыватели не знают, под каким гарниром их будут вести «по Ленинскому пути»,— сочиняется множество эпиграмм, песен, анекдотов, стишков.
Romans

старомодная сатира и юмор

Марк Твен
Как меня выбирали в губернаторы

Несколько месяцев назад меня как независимого выдвинули кандидатом на должность губернатора великого штата Нью-Йорк. Две основные партии выставили кандидатуры мистера Джона Т. Смита и мистера Блэнка Дж. Блэнка, однако я сознавал, что у меня есть важное преимущество пред этими господами, а именно: незапятнанная репутация. Стоило только просмотреть газеты, чтобы убедиться, что если они и были когда-либо порядочными людьми, то эти времена давно миновали. Было совершенно очевидно, что за последние годы они погрязли во всевозможных пороках. Я упивался своим превосходством над ними и в глубине души ликовал, но некая мысль, как мутная струйка, омрачала безмятежную гладь моего счастья: ведь мое имя будет сейчас у всех на устах вместе с именами этих прохвостов! Это стало беспокоить меня все больше и больше. В конце концов я решил посоветоваться со своей бабушкой. Старушка ответила быстро и решительно. Письмо ее гласило:
«За всю свою жизнь ты не совершил ни одного бесчестного поступка. Ни одного! Между тем взгляни только в газеты, и ты поймешь, что за люди мистер Смит и мистер Блэнк. Суди сам, можешь ли ты унизиться настолько, чтобы вступить с ними в политическую борьбу?»
Romans

(no subject)

Я уже как-то докладывал, что, подобно Ф. П. Карамазову, да уж и создателю его, люблю остроумие. Люблю шутку для веселого смеха. Иные считают, что юмор (смех) вещь не христианская; но вот в журнале Фома утверждают, что ничего, можно, если юмор "не направлен против человека".

...Самые лучшие чувства мои, как например благодарность, мне формально запрещены единственно социальным моим положением.

– Опять в философию въехал! – ненавистно проскрежетал Иван.

– Боже меня убереги, но ведь нельзя же иногда не пожаловаться. Я человек оклеветанный. Вот ты поминутно мне, что я глуп. Так и видно молодого человека. Друг мой, не в одном уме дело! У меня от природы сердце доброе и веселое, «я ведь тоже разные водевильчики». Ты, кажется, решительно принимаешь меня за поседелого Хлестакова, и, однако, судьба моя гораздо серьезнее. Каким-то там довременным назначением, которого я никогда разобрать не мог, я определен «отрицать», между тем я искренно добр и к отрицанию совсем не способен. Нет, ступай отрицать, без отрицания-де не будет критики, а какой же журнал, если нет «отделения критики»? Без критики будет одна «осанна». Но для жизни мало одной «осанны», надо, чтоб «осанна»-то эта переходила через горнило сомнений, ну и так далее, в этом роде. Я, впрочем, во все это не ввязываюсь, не я сотворял, не я и в ответе. Ну и выбрали козла отпущения, заставили писать в отделении критики, и получилась жизнь. Мы эту комедию понимаем: я, например, прямо и просто требую себе уничтожения. Нет, живи, говорят, потому что без тебя ничего не будет. Если бы на земле было все благоразумно, то ничего бы и не произошло. Без тебя не будет никаких происшествий, а надо, чтобы были происшествия. Вот и служу скрепя сердце, чтобы были происшествия, и творю неразумное по приказу. Люди принимают всю эту комедию за нечто серьезное, даже при всем своем бесспорном уме. В этом их и трагедия. Ну и страдают, конечно, но… все же зато живут, живут реально, не фантастически; ибо страдание-то и есть жизнь. Без страдания какое было бы в ней удовольствие – все обратилось бы в один бесконечный молебен: оно свято, но скучновато. Ну а я? Я страдаю, а все же не живу. Я икс в неопределенном уравнении. Я какой-то призрак жизни, который потерял все концы и начала, и даже сам позабыл наконец, как и назвать себя. Ты смеешься… нет, ты не смеешься, ты опять сердишься. Ты вечно сердишься, тебе бы все только ума, а я опять-таки повторю тебе, что я отдал бы всю эту надзвездную жизнь, все чины и почести за то только, чтобы воплотиться в душу семипудовой купчихи и Богу свечки ставить.

Romans

(no subject)

Я, например, кроме вышеперечисленных достоинств, обладал еще одним, а именно - виртуозным умением играть на гитаре и петь. Этому я научился еще в детстве, и с тех пор не одна гордячка падала ниц, услышав гитарные аккорды и мой голос. Я даже сочинял для дам стихи, а какая из представительниц слабого пола смогла бы устоять, едва заслышав: "Не удивляйся, что в лазури твоих голубеньких очей..." и т. п. (Окуджава)


Юмор - большое дело. Трудно читать писанину, в которой с юмором швах. ...Юмор, сказал я, а не шутейные старорежимные ужимки с оглядкой на этих, дежурящих за спиной, в попугайском зелено-синем обмундировании.

Romans

(no subject)

Насколько я мог заметить, в России как-то жиденько с карикатурами, карикатуристами.

В Англии получше.



Старушки Мэг нет уж с нами... а Ее Величество благополучно здравствуют.
Romans

(no subject)

Английские карикатуры - большой мир.
"Плам-пудинг в опасности!" Питт мл. - Напа; ЛБДж - А. Н. Косыгин; третьих все знают.



Romans

еще о крикатурах

Как француз на всякий случай напишет песенку, так англичанин на все выдумает карикатуру. Например, теперь лондонский кабинет ссорится с мадритским за Нутка-Соунд. Что ж представляет карикатура? Министры обоих дворов стоят по горло в воде и дерутся в кулачки; у гишпанского кровь бьет уже фонтаном из носу.
- Карамзин

Всё так! Уже одно описание смешно.
Romans

сверьхновый анекдот

Пролетают мимо Солнечной системы инопланетяне. Решили заглянуть и узнать, как там земляне. Отправили трёх представителей в разные уголки планеты. Через один оборот они возвращаются.
— Я был в месте под названием Юэсэй, — говорит первый. — Там земляне считают себя самыми развитыми. Учат других, как надо жить. Автомобили в космос запускают. Но до нас им еще далеко.
Второй говорит:
— Я был в Чжунго. Там землян тьма! Плодятся как шиканы с Гроциуса. Работают как дик’япы с титановых астероидов. До нас им далеко, конечно. Но потенциал есть...
Третий:
— А я был в России. Там у них выборы какие-то. Хикрак знает, что это такое! Я на них никогда не ходил, но в этот раз точно пойду за Грудинина голосовать. Кандидат от народа!